First-autosalon.ru

Все про Видео игры
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое психологический хоррор

10 отличных фильмов 21-го века в жанре психологический ужас

За последнее десятилетие в мире кино можно наблюдать подъём в жанре сложных психологических ужасов, которые стали отличной альтернативой для зрителей, ищущих более содержательные фильмы, чем просто ужасы.

Часто показателем успеха фильма ужасов используют степень страшности. Если люди не находят кинокартину достаточно устрашающей, то считают её провальной. Это печально. Ведь в нашу эпоху трудно по-настоящему впечатлить аудиторию, которая, кажется, уже всё видела и стала невосприимчивой. Но на самом деле комедия не обязана вызывать хохот, чтобы считаться смешной, драма не должна вызывать у зрителей рыдания, а фильм ужасов не должен нагонять смертельный страх, чтобы считаться хорошим.

Это и делает психологический хоррор интересным жанром. Фильмы в этой области не полагаются на тактику запугивания, чтобы привлечь внимание зрителя. Они в большей степени о том, что пугает персонажей, даже если зрителя это не страшит.

Психологические ужасы больше похожи на ночные кошмары, а традиционные ужасы – на ситуации из ночных кошмаров. Проблемы здравомыслия, что реально, кому можно доверять, какой выбор правильный и что делать с последствиями – вот, в чём заключается ужас этого жанра.

Фильмы этой категории направлены на изучение персонажей, поэтому психологические хорроры стали одним из интереснейших направлений кино. В них всё чаще попадаются картины, в которых смешались разные жанры. В этом списке отличные образчики психологических ужасов, снятых в 21-ом веке.

Убийство священного оленя / The Killing of a Sacred Deer (2017)

Рейтинг на Кинопоиске – 6,9; IMDb – 7,1

Йоргос Лантимос остаётся одним из самых интересных и непредсказуемых современных режиссёров и занимает уникальное место в кинематографической среде. Свой очередной фильм он создал с эстетикой Кубрика, положив в основание сюжета трагедию Еврипида «Ифигения в Авлиде».

Здесь Колин Фаррелл играет успешного кардиохирурга, который завязывает дружбу с неуклюжим и слегка пугающим подростком. Он знакомит парня со своей семьёй, с супругой в исполнении Николь Кидман и двумя детьми. Семейство начинает таинственно заболевать.

То, что начинается как семейная драма, вскоре превращается в семейный ужас, поскольку всплывают тёмные секреты, давние истории и эгоистичные мотивы. Но Лантимос в начале не намекает на дальнейшие события и готовит зрителю ряд неожиданностей.

Персональный покупатель / Personal Shopper (2016)

Рейтинг на Кинопоиске – 5,8; IMDb – 6,2

Звезда «Сумерек» Кристен Стюарт исполнила роль молодой американки Морин, живущей в Париже и работающей личным ассистентом покупок светской львицы Киры. Но больше всего героиню занимает идея налаживания контакта с её умершим братом-близнецом.

Фильм Оливье Ассаяса – это загадочная и сверхъестественная история, отчасти ужас и отчасти триллер. Хотя, по своей сути, это психологический фильм, углубляющийся в темы горя, смысла жизни, смерти и одиночества. Неспособность Морин жить дальше, отпустив своё горе, подчеркивает её неспособность справляться со своими личными демонами.

Картину представили как сверхъестественный психологический триллер, но есть сцены, которые, тянут на настоящий ужастик. Например, вступительный эпизод с духом в доме, где умер брат Морин.

Ассаяс получил награду за лучшую режиссуру на Каннском кинофестивале в 2016 году.

Сплит / Split (2016)

Рейтинг на Кинопоиске – 6,9; IMDb – 7,3

После нескольких лет кассовых неудач М. Найт Шьямалан вернулся в форму с тем, что у него получается лучше всего, – с психологическим триллером (вспомнить хотя бы «Шестое чувство», 1999).

Звезда «Сплита» – Джеймс Макэвой, играющий человека с диссоциативным расстройством, в котором уживаются 23 разные личности. Он похищает трёх девушек-подростков и закрывает их в подвальном помещении. Пока пленницы пытаются найти выход из своего затруднительного положения, они запутываются в личностях ключевого персонажа, одна из которых – злодейский каннибал со сверхчеловеческими способностями.

Весь фильм держится на виртуозном актёрском таланте Макэвоя. Но есть и другие сюжетные линии, одна из них связана с пленницей по имени Кейси в исполнении Ани Тейлор-Джой, у которой своё трагическое прошлое и при этом наилучшая подготовленность для выживания в сложившейся ситуации.

Сырое / Raw (2016)

Рейтинг на Кинопоиске – 6,3; IMDb – 7

Кинематографисты часто выбирают жанр ужасов для дебюта. Причина в том, что съёмка эффектных кадров может обойтись совсем недорого, зато зрелище привлечёт любопытных зрителей и соберёт кассу. Но не у многих дебютные хорроры получаются настолько увлекательными, как первая полнометражная картина Джулии Дюкорно.

Героиня фильма – вегетарианка Жюстин, ставшая первокурсницей в ветеринарной школе. Вместе со своими сверстниками она проходит жёсткий обряд посвящения в студенты, включающий поедание сырого мяса. После ритуала у Жюстин просыпается непреодолимая тяга к сырой плоти. Девушка теряет контроль над своими желаниями, выпуская на волю первобытное и непредсказуемое «я».

«Сырое» – не самое шокирующее каннибальское кино, но на фестивальных показах некоторые зрители покидали зал.

Ведьма / The VVitch: A New-England Folktale (2015)

Рейтинг на Кинопоиске – 6,4; IMDb – 6,8

На протяжении веков о ведьмах писали книги, сочиняли песни, складывали легенды и, конечно, снимают фильмы. Чаще всего они о зле. Роберт Эггерс в своём режиссёрском дебюте исследует, что может сотворить с человеческой психикой сила, которую не могут ни понять, ни контролировать.

Действие разворачивается в 1630 году в Новой Англии. Из-за различий в толковании Нового Завета одну семью изгоняют с пуританской плантации. Люди находят участок земли, который становится их домом, но вскоре начинают испытывать на себе силы зла, исходящие из окружающего леса. Персонажи становятся жертвами своих худших страхов и паранойи.

«Ведьма» достигает того накала в атмосфере, когда страх пробирает до костей и вы готовы вскочить от малейшего шороха. Но здесь нет обычных атрибутов ужасов и, без сомнения, это один из самых уникальных и атмосферных фильмов века. Для кого-то страха перед неизвестными силами зла достаточно, чтобы потерять рассудок, но здесь, это увлекает и наводит на раздумья.

Спокойной ночи, мамочка / Ich seh, Ich seh (2015)

Рейтинг на Кинопоиске – 6; IMDb – 6,7

Этот австрийский триллер – уникальный фильм, в котором зритель получает больше впечатлений, чем сюжетной наполненности. Режиссёры Вероника Франц и Северин Фиала мастерски нагнетают атмосферу размеренным темпом, создавая все предпосылки, чтобы ад вырвался наружу.

Два девятилетних мальчика-близнеца живут в доме на озере, ожидая, когда их мать вернётся из больницы. Она появляется с перевязанным бинтами лицом после пластической операции. Но особенности в поведении матери подталкивают детей к мысли, что к ним вернулась чужая женщина. Чего же она хочет и где их настоящая мать?

Читать еще:  Хоррор с сюжетом

Главные роли исполнили настоящие близнецы (Элиас и Лукас Шварц). Мальчики отлично показали на экране любопытных братьев, которым не нужны слова, чтобы понимать друг друга. Достаточно взглядов и жестов. Дети в опасности – беспроигрышный инструмент для привлечения зрительского сочувствия и наращивания ощущения нависшей угрозы. Вскоре становится очевидно, что есть нечто ужасное во всей этой истории и дело не в разыгравшейся детской фантазии.

Чёрный лебедь / Black Swan (2010)

Рейтинг на Кинопоиске – 7,7; IMDb – 8

Многие из нас перфекционисты. Эта черта может быть как сильной стороной, так и уязвимой. Стремление к совершенству часто сковывает человека, лишает его способности действовать, не имея уверенности в успешности результата, и даже способно вызывать проблемы с психическим здоровьем. В «Чёрном лебеде» показано, что для совершенствования своего мастерства, вне зависимости от того, чем мы занимаемся, необходимо отпустить совершенство как цель и довериться процессу творения.

В этом фильме Натали Портман исполнила роль Нины Сайерс, молодой балерины, идущей стопами матери. Её выбрали на роль чёрного лебедя в предстоящей постановке «Лебединое озеро», но сомнения и беспокойство мешают балерине выступать в полную силу своих способностей. Психика девушки не выдерживает, и её начинают мучить навязчивые видения.

В руках другого режиссёра, возможно, «Чёрный лебедь» стал бы мелодрамой, но Даррен Аронофски показал нам мир балета, сумев создать напряжение, с которым сравнится не каждый фильм ужасов.

Концовка картины остаётся открытой – неясно, действительно ли Нина себя заколола или это была её очередная галлюцинация. По словам Портман, Аронофски использовал кровь в финальной сцене в области нижней части живота героини как символ её перехода к взрослой жизни. Это логичное объяснения, учитывая детскость Нины на протяжении первой половины фильма. Она страдала женской формой синдрома Питера Пэна и не находила одобрения у властной матери. Лишь когда Нина её ослушалась и мысленно убила ту версию себя, она преодолела свой страх и приняла собственную чувственность.

Натали Портман получила «Оскара», «Золотой глобус» и премию «Сатурн» за лучшую женскую роль в этом фильме.

История двух сестёр / Janghwa, Hongryeon (2003)

Рейтинг на Кинопоиске – 6,6; IMDb – 7,2

Фильмы ужасов редко строят на историях о злых мачехах. А южнокорейский кинорежиссёр и сценарист Ким Чжи Ун взял её и разработал в полной мере. Картина основана на корейской фольклорной истории «Сказка про Розу и Лотос», и может показаться знакомой, но только при поверхностном взгляде. В действительности же в ней достаточно сюрпризов, делающих триллер уникальным.

Сюжет следует за девочкой-подростком, которая возвращается домой к отцу, сестре и мачехе после психиатрического лечения. Девочки сталкиваться с холодностью и отстранённостью неродной матери и появившимися в доме призраками, которые, похоже, связаны с историей семьи.

Как и в любом хорошем ужасе, важную роль играют локации. В «Истории двух сестёр» место действия – идеально подходящий особняк готической красотой.

Девятая сессия / Session 9 (2001)

Рейтинг на Кинопоиске – 5,7; IMDb – 6,5

Психиатрические клиники устойчиво синонимизируются с фильмами ужасов, чему способствуют трагические истории их пациентов. У режиссёров, пожалуй, безграничные возможности для творчества при соприкосновении с тьмой безумия. Снимать ужасы в психлечебнице легко. Но сложнее сделать тонкий психологический триллер с нагнетённой атмосферой и без особых спецэффектов.

В «Девятой сессии» Брэда Андерсона бригада по борьбе с асбестом берётся за работу в заброшенной психбольнице. Нечто жуткое начинает происходить с работниками. Что-то влияет на их психическое состояние, особенно когда они находят записи девяти сеансов с пациенткой, страдающей от диссоциативного расстройства личности.

Фильм с атмосферой паранойи и мистики снимали в настоящей, давно покинутой лечебнице, великолепно подошедшей в качестве локации.

Другие / The Others (2001)

Рейтинг на Кинопоиске – 8; IMDb – 7,6

Мистическая история «Другие» – удивительное творение Алехандро Аменабара. Фильм выдержан в эстетике старой школы классических фильмов о призраках и следует традиции литературных произведений своего жанра.

Николь Кидман исполнила роль Грейс Стюарт, матери, которая живёт с двумя детьми в отдалённом доме в сельской местности. Она ждёт возвращения мужа после окончания Второй мировой войны и нанимает трёх новых слуг. Дети страдают редким заболеванием и имеют высокую чувствительность к свету, поэтому окна всегда должны быть зашторены. Но вскоре появляются признаки присутствия в доме посторонних.

Нелегко снять фильм о привидениях в эпоху, когда зритель настолько искушён и, кажется, повидал уже всё, что только возможно. Но Аменабар сумел сделать картину уникальной и наградил её ошеломляющей развязкой. Исполнение Кидман – одно из лучших в её карьере. Остальные актёры тоже прекрасно справились со своими задачами. «Другие» – шедевр атмосферы, ужаса и мирового кинематографа.

Это страшное слово хоррор

Человек существо своеобразное и, как бы нам этого не хотелось, малоизученное. Что таится в неисчерпаемых кладовых его памяти и сознания, для нас во многом еще тайна.

Обращали ли Вы внимание на то, что на подсознательном, архетипическом уровне человеку нравится бояться?

Наверняка каждому из нас знакомы детские страшилки о летающей руке, пиковой даме, призраках старого дома да о чем угодно, что позволяет нам испытать эмоции страха.

В ряде случаев коллеги-психологи справедливо отмечают риск возникновения осложнений и психических нарушений, связанных с гипертрофированным увлечением подобным явлением. Нередко формируется аддикция от компьютерных игр соответствующей тематики, являющаяся чаще всего именно способом убежать в иную реальность.

Однако рассмотрим более детально очаги в психоэмоциональной сфере личности, склонной к подобного рода интересам.

Жанр хоррор. До 2000-х гг. в нашем обществе было принято говорить «ужасы». Снова калька с английского, вытесняющая перевод и трансформирующая семантику слова в широкое русло.

В частности, психосемантика слова хоррор отражает стиль мышления молодого человека (15-30лет) современного общества. Для многих людей указанного возрастного сегмента слово «хоррор» более колоритно, чем «ужасы» и вызывает в них ощущение «чего-то зловещего, потустороннего, пугающего неизвестностью, опасного».

Хоррор — один из самых популярных жанров в кино, литературе, компьютерных играх. Смысловой акцент здесь ставится на подсознательном стремлении человека познать неизвестность, в некоторых случаях опасность (чаще для остроты впечатления), чтобы абстрагироваться от реальности с ее заботами, страхами, головоломками, убежать в иную реальность, которая создает условно опасную и таинственную среду, способствует развитию или наращиванию творческого потенциала личности.

Читать еще:  Лучший хоррор 2020 на пк

Тематически обширный и разнообразный круг фильмов, призванных вызвать у зрителей чувство страха, тревоги и неопределённости, создать напряжённую атмосферу ужаса или мучительного ожидания чего-либо ужасного — так называемый эффект «саспенс» (от англ. suspense — неопределённость).

Страх в данном случае запускается под воздействием образов, несущих в себе как враждебность, разрушение, так и сопереживание, эмпатию. Для ряда любителей хоррор -жанра характерна симпатия отрицательным персонажам, в частности , вампирам, оборотням и тд., нередко даже их оправдание и защита.

В семантическом пространстве хоррора царит атмосфера таинственности, мрака, эмоциональной неопределенности или отчаяния. Психокультурные коды в жанрах различны и являются отражением нюансов хоррор-произведения. Это может быть готическая атмосфера старого города, кладбище, мрачный заброшенный замок, а может и ,напротив, не выходить из вполне реальных и вполне ощущаемых образов современности (последнее особенно выражено в творчестве Стивена Кинга).

Для каждого человека будет характерно свое, индивидуальное объяснение его выбора и интереса к этому жанру.

И в то же время, способность экологично погружаться в хоррор-пространство и выходить из него является показателем зрелой, адекватной личности, осознающей и разграничивающей в своем внутреннем мире эстетические потребности, мир фантазий и идей,равно как и мир объективной реальности.

Это страшное слово хоррор

Человек существо своеобразное и, как бы нам этого не хотелось, малоизученное. Что таится в неисчерпаемых кладовых его памяти и сознания, для нас во многом еще тайна.

Обращали ли Вы внимание на то, что на подсознательном, архетипическом уровне человеку нравится бояться?

Наверняка каждому из нас знакомы детские страшилки о летающей руке, пиковой даме, призраках старого дома да о чем угодно, что позволяет нам испытать эмоции страха.

В ряде случаев коллеги-психологи справедливо отмечают риск возникновения осложнений и психических нарушений, связанных с гипертрофированным увлечением подобным явлением. Нередко формируется аддикция от компьютерных игр соответствующей тематики, являющаяся чаще всего именно способом убежать в иную реальность.

Однако рассмотрим более детально очаги в психоэмоциональной сфере личности, склонной к подобного рода интересам.

Жанр хоррор. До 2000-х гг. в нашем обществе было принято говорить «ужасы». Снова калька с английского, вытесняющая перевод и трансформирующая семантику слова в широкое русло.

В частности, психосемантика слова хоррор отражает стиль мышления молодого человека (15-30лет) современного общества. Для многих людей указанного возрастного сегмента слово «хоррор» более колоритно, чем «ужасы» и вызывает в них ощущение «чего-то зловещего, потустороннего, пугающего неизвестностью, опасного».

Хоррор — один из самых популярных жанров в кино, литературе, компьютерных играх. Смысловой акцент здесь ставится на подсознательном стремлении человека познать неизвестность, в некоторых случаях опасность (чаще для остроты впечатления), чтобы абстрагироваться от реальности с ее заботами, страхами, головоломками, убежать в иную реальность, которая создает условно опасную и таинственную среду, способствует развитию или наращиванию творческого потенциала личности.

Тематически обширный и разнообразный круг фильмов, призванных вызвать у зрителей чувство страха, тревоги и неопределённости, создать напряжённую атмосферу ужаса или мучительного ожидания чего-либо ужасного — так называемый эффект «саспенс» (от англ. suspense — неопределённость).

Страх в данном случае запускается под воздействием образов, несущих в себе как враждебность, разрушение, так и сопереживание, эмпатию. Для ряда любителей хоррор -жанра характерна симпатия отрицательным персонажам, в частности , вампирам, оборотням и тд., нередко даже их оправдание и защита.

В семантическом пространстве хоррора царит атмосфера таинственности, мрака, эмоциональной неопределенности или отчаяния. Психокультурные коды в жанрах различны и являются отражением нюансов хоррор-произведения. Это может быть готическая атмосфера старого города, кладбище, мрачный заброшенный замок, а может и ,напротив, не выходить из вполне реальных и вполне ощущаемых образов современности (последнее особенно выражено в творчестве Стивена Кинга).

Для каждого человека будет характерно свое, индивидуальное объяснение его выбора и интереса к этому жанру.

И в то же время, способность экологично погружаться в хоррор-пространство и выходить из него является показателем зрелой, адекватной личности, осознающей и разграничивающей в своем внутреннем мире эстетические потребности, мир фантазий и идей,равно как и мир объективной реальности.

Как написать идеальный хоррор: учимся у мастеров жанра

Как написать идеальный хоррор, даже если до этого вы не писали ничего сложнее эссе в старших классах? О, это очень просто. Надо лишь следовать советам классиков, вроде Кинга, Лавкрафта или Клайва Баркера. Читайте гайд Отвратительных мужиков, с помощью которого вы сможете набросать гениальный душераздирающий рассказ за одну бессонную ночь.

Чему нас может научить Говард Лавкрафт?
К черту условности, пусть любой бомж будет знатоком «Некрономикона»

Самая лучшая и самая недооцененная черта произведений Лавкрафта — это не атмосфера иррационального ужаса и не безжалостность холодной Вселенной, а восхитительная непосредственность Говарда. Великий автор плевать хотел на условности, особенно социальные.

Какой-нибудь вывалившийся из подворотни бомж может выдать нечто в духе: «Потаенная звезда Офир ниспустила свои лучи, пробуждая в наших мозгах отделы, дремавшие со времен создания нечестивых кодексов Хаммурапи. Хеттские теурги предрекали это еще во времена «Махабхараты». О, горе нам, не послушавшимся гностических советов Гермеса Трисмегиста!». И это не какой-то спившийся маг или философ, это просто Алкаш Который Все Знает. Почему? Потому что Лавкрафту захотелось ввести вас в курс дела без всяких там прелюдий. И это великолепно и смешно одновременно.

Чему нас может научить Клайв Баркер?
Суйте везде побольше гениталий

Клайва Баркера, автора «Восставшего из Ада» и «Книг Крови», называют Лавкрафтом нашего времени. Понятное дело, имеется в виду уровень влияния и мастерства, но сложно найти двух более непохожих друг на друга создателей хорроров. Говард никогда не касался сексуальных тем и вообще обходил плотское стороной. Баркер обожает вставлять в ужасы грязный секс и гениталии. Лавкрафт сторонился наркотиков, Баркер не слезал с них, кажется, никогда.

Типичная история в духе Клайва: главный герой убегает от омерзительной дьявольской твари и прячется от нее за стеной. Тварь, конечно же, находит героя: сначала из-за угла показывается ее слюнявая морда, а затем (внезапно!) ее огромный эрегированный фаллос. Теперь мы в еще большем замешательстве и напряжении: то есть быть сожранным мерзким монстром — это еще не самое худшее?

Читать еще:  Экшн игры на пк

Чему нас может научить Адам Нэвилл?
Лепите героев с ваших друзей. И добавляйте хэви-метал!

Адам Нэвилл, автор «Ритуала» (по нему сняли неплохой фильм) — современный мастер ужаса. И у него нередко прослеживается забавная схема: для того, чтобы читатели больше сопереживали героям, он, судя по всему, пишет их с собственных друзей. Дружба мужиков за 30, которая проходит проверку потусторонним ужасом — это забавный и очень действенный фон для погружения. Еще Нэвилл, случается, вводит в повествование металюг и вообще упоминание метала как жанра. Просто потому что любит его.

Хотите сделать хоррор-рассказ в духе Адама Нэвилла? Берите за основу ваших друзей, опишите их эгоистичными болванами (когда-нибудь они это оценят, но не сразу) и столкните с неведомой хтонью и культистами. Добавьте немного хэви-метала. Все первые беседы между главными героями должны проходить в пабе за пинтами пива. Основа для произведения готова!

Чему нас может научить Дэн Симмонс?
Пусть все герои будут полярниками, альпинистами или хотя бы океанографами

Дэн Симмонс — маститый фантаст, автор величественного «Гипериона». Однако с выходом сериала «Террор» по его одноименной книге его теперь больше знают как автора душераздирающих и при этом умно́ написанных хорроров.

Чтобы писать как Симмонс, возьмите у него на вооружение самое главное правило: пусть главные герои будут прославленными полярниками (как в том же «Терроре») или альпинистами (как в «Мерзости»). Киньте их в практически невыносимые условия, когда сама природа пытается перемолоть человека своими ледяными челюстями. А потом, когда напряжение и так почти на пределе, добавьте неведомую ужасающую тварь, которая начинает преследовать героев.

Чтобы было забавнее, первую треть книги долго и усердно описывайте жизнь, нравы, снаряжение, тактику выживания и исследовательские амбиции персонажей. А как только читатель захочет забросить книгу («так, ё-моё, я же хоррор купил, верните мне деньги!»), вверните ада. Главный секрет — не опаздывать с вворачиванием, а то все будут вспоминать ваше произведение словами: «А, да книга про океанографов. Забросил ее на описании самодельного весла из моха на 200-й странице».

Чему нас может научить Эдгар Аллан По?
Покажите читателю, кто тут самый умный

Эдгар Аллан По, конечно, был гением. Его отличал невероятный талант и поэтическая сила. Но гением он был чудовищно увлекающимся. Иногда возникает ощущение, что писал он, совершенно позабыв про читателя. Особенно это видно по его хоррор-рассказам. Часть из них выглядит как ваш типичный сон с похмелья: все сумбурно и жутко; кто-то, кажется, умер (а может и нет). В конце оказывается, что главный герой сошел с ума (или нет). В середине рассказ взрывается заметкой, которую вообще, кажется, писали не для вас:

«Заключение a posteriori должно было бы указать френологии, как на одно из прирожденных и первичных начал человеческих действий, на нечто парадоксальное, что мы можем назвать извращенностью, за недостатком наименования более определительного. В том смысле, как я его понимаю, это, в действительности, mobile, лишенное мотива, мотив не мотивированный. Повинуясь его подсказываниям, мы поступаем без постижимой цели; или, если это представляется противоречием в терминах, мы можем изменить теорему и сказать следующим образом: повинуясь его подсказываниям, мы поступаем так, а не иначе, именно потому, что рассудок не велит нам этого делать».

— Это, кстати, реальный отрывок из рассказа «Демон извращенности».

В итоге вы ничего не понимаете и ложитесь на бок, чтобы унять начавшуюся мигрень: «Эдгар, ну за что?». В этом весь гений По.

Чему нас может научить Mark Z. Danielewski?
Ужасайте всех своим постмодернизмом

Марк Данилевский — автор книги «Дом листьев», обласканной богемной публикой, злоупотреблящей психоделиками. Формально это хоррор, но на деле — извращенная ультра-постмодернистская игра, от которой даже Славой Жижек подавился бы кокаином.

Для начала берете избитый сюжет. Например, про семью, которая переехала в Жуткий Дом, Где что-то Не в Порядке. Потом добавляете сюжет в сюжете: пусть это будет книга (а лучше монография!) слепого автора, который делает ее на основе документалки, которая снята по книге мемуаров агротехника из Теннеси. А главный герой получает этот текст по пейджеру. Затем угорите по верстке: пусть все гласные будут цветными, а согласные — зачеркнуты, и все это будет написано вертикально: сверху вниз.

Отлично, половина работы сделана! Теперь вставьте в книгу 90 фейковых интервью. Пускай о смерти главного героя мы узнаем из слов Джонни Деппа на шоу Леттермана. Середину истории просто вырываем, нарочито оставив обрывки страниц. Вместо концовки небрежно набросайте формулу рассчета упругости бетона. Вот и все. Вы гениальны! Вы только что создали лучший хоррор XXI века. И я даже почти не утрирую, «Дом Листьев» — вот примерно такая книга.

Чему нас может научить Стивен Кинг?
Пусть весь ужас происходит в одном городке. С одними и теми же персонажами

Король ужасов Стивен Кинг известен не только своей феноменальной работоспособностью, но и тем, что старается не заморачиваться по поводу поисков места действия для своего очередного романа.

Обычно весь ужас происходит в Дерри, в Касл-Роке, либо в штате Мэн, где эти выдуманные городки расположены. Если представить себе все то, что когда-либо происходило в этом филиале Ада на Земле, невольно задашься вопросом: какого черта там еще хоть кто-то живет. На этой территории в разное время бесновались злобные клоуны, маньяки, инопланетяне, путешественники во времени, сумасшедшие и прочие негодяи. Однако для фанатов Кинга это все еще одно из самых крутых и любимых мест, куда хочется возвращаться снова и снова.

Точно также Кинг не любит заморачиваться с персонажами. Нет, в книгах они чаще всего не повторяются, но у большинства из них уж очень схожие типажи. Писатель в творческих муках, алкоголик в завязке, религиозный мракобес, дуболомные гопники и прочее, и прочее. Каждого из них Кинг довольно подробно расписывает, поэтому в книгах они не кажутся такими уж клишированными. А вот в экранизациях отсутствие внутренних монологов и долгих описаний зачастую дает о себе знать — в них персонажи чаще всего выглядят, словно их придумал ленивый школьник, а не всемирно признанный Король ужасов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector